Елена Бондаренко: После войны Украина будет другой

Мы все вместе встали на защиту страны, — говорит Елена Бондаренко, украинская журналистка, проживающая в Киеве.

Алена Бондаренко: Украина будет другой после войны

С начала войны мы следим за сводками с фронта и за продвижением войск. Мы видим смерть и драмы жертв среди гражданского населения. Впрочем, это вырезки из СМИ украинской действительности. Ты в Киеве, время от времени путешествуешь по стране – видишь жизнь простых людей. Насколько она дестабилизирована с учетом региональных различий?

Война в Украине идет уже девятый год, с февраля 2014 года. 24 февраля этого года его масштабы изменились, и Европа уже не могла его игнорировать. Украинская армия тоже изменилась в то время. Он очень хорошо сражается, что удивительно. Американская разведка предполагала, что Украина сдастся довольно быстро. Когда этого не произошло, Америка стала делать ставку на Украину, помогая в сфере вооружений, безопасности и т.д. За ней последовали и другие страны.

Жизнь украинцев немного похожа на то, что мир видит в СМИ. Это картинки только для мира, для украинцев – повседневность. Хотя следует четко подчеркнуть, что в зависимости от площади страны она крайне разная. Есть города, не менее защищенные, чем Киев, где сегодня жизнь идет своим чередом. Там звучат «только» сирены, предупреждающие об авиационных, бомбовых и ракетных ударах. Каждый крупный город испытал на себе эту угрозу. Однако после четырех месяцев ежедневного, а иногда и по нескольку раз прослушивания вой сирен люди привыкли к этому. Они делают вид, что жизнь продолжается нормально. Потому что она продолжается… Совершенно иная ситуация в зоне, где идет война. Ракеты летят в обе стороны. На передовой люди сидят в подвалах. Они могут умереть, когда выйдут за чем-нибудь поесть. Часть украинцев проживает на оккупированных территориях. Другие возвращаются в районы, отвоеванные нашей армией. И здесь тоже по-другому. Некоторые села и города были разрушены на 70%, некоторые на 90%. Итак, вы живете в руинах.

Вы отправились на передовую. Вы разговариваете с солдатами в окопах. Каково их отношение? Они так же, как и мы, отсчитывают дни войны – 100, 101, 105…

Цікава новина:  Для оборони України сьогодні потрібні всі, кого мобілізовують - Маляр

Они не в счет. Вернее, размахивают ногами, ожидая приказа «на бой». Солдаты очень мотивированы. Вчера (7 июня) был на юге и видел на передовой польские танки. Украинцы хвалят эту технику, говорят, что танки Т72 – это как автомобили “Мерседес” на фоне “танков” советского производства, которые у них были до сих пор.

Танкист Петро, ​​с которым я разговаривал (он воюет на передовой между Николаевом и Херсоном) убеждён, что он зайдёт в Крым на Т72, откуда он родом и где оставил свой дом. Солдаты, как дети, с любым оружием, полученным с Запада, быстро осваивают “мануал”. И они этим эффективно пользуются.

Как сейчас живется жителям столицы?

Российская пропаганда наделала ужасных вещей во многих головах. Жили бы во лжи годами

Олена Бондаренко

Довольно хорошо. Самая большая проблема, безусловно, топливо. Однако город функционирует. Если вначале были проблемы со всем, потому что все цепочки поставок были разорваны, то сейчас лучше. В магазинах есть расходные материалы. Аптеки работают, очередей нет. Расплачиваться картой можно постоянно, есть банки. Существует также электричество. Вы можете спокойно пить кофе или завтракать.

В ресторане?

Да. Хотя сирены воют по пять-шесть раз в день. Не стоит их недооценивать, придется спускаться в убежище.

Киев защитили. Русская армия даже не успела завершить осаду.

С первого дня войны столица была очень хорошо защищена. Хорошо сработала противовоздушная оборона. На Киев падали в основном уже сбитые ракеты, хотя было разрушено несколько сотен кварталов. Сначала это был шок. Здесь никто не предполагал, что в 21 веке на нас посыплются бомбы. Для города, в котором проживает 4 миллиона человек. Все думали, что война будет скорее экономической, информационной. Гибридный. Но не так!

Страшно было первый месяц до того, как атака была отбита. По окраинам Киева уже бегали группы российских солдат, кадыровцев и других наемников. Сопротивление было ожесточенным. Огромную роль играли отряды территориальной обороны – простые люди, взявшие в руки оружие и сражавшиеся вместе с солдатами. Оставшиеся жители оперативно организовали помощь старикам и больным. Он работал хорошо даже в таких суровых условиях.

Цікава новина:  Солдаты из Колумбии обучают украинскую армию приемам разминирования

А сегодня? Как у них дела?

В город вернулось около миллиона человек, изначально вдвое больше. Метро заработало – хотя ходит редко. Нерегулярно. Он останавливается, когда срабатывает тревога о бомбе, так что вы не можете рассчитывать на то, что он прибудет вовремя. Но если кто-то захочет переехать из одного конца города в другой, может быть.

А как насчет такси?

Они в пути. И это так же дешево, как до войны. Таксисты хотят работать. К нормальной работе вернулись немногие. Все работают на нужды фронта.

-V4Sfvtm_y4″> Если у кого-то болит зуб, температура и т.д., найдет ли он врача?

Медицинская служба работала даже в самые тяжелые дни. Врачи сообщали свои адреса в совместные тематические чаты, чтобы люди знали, куда обращаться за помощью. Принимали бесплатно.

Почта работает?

Конечно. И это несмотря на обстрелы. Конечно, я говорю о районах, контролируемых украинской армией. В отвоеванных городах нужно все восстанавливать, но люди самоорганизуются. Убирают мусор, ремонтируют. Страна не дестабилизирована, потому что у украинца жесткий дух.

Украина – большая страна с разнообразным обществом. Объединит ли вас война, гордость за армию, за национальную общность?

Географически, глядя на карту, это очень длинная страна. Никогда не было железной дороги, связывающей запад Украины с востоком. Люди, жившие на восточной и западной границе, были настолько разделены в своем мировоззрении, что возник разрыв в их мышлении… Есть различия, когда речь идет об обычаях, культурных традициях и т. д. Украинец, живший в Харькове, сильно отличался от житель Тарнополь или Львов.

Западная Украина приняла много беженцев с востока.

Благодаря этому происходит культурный обмен. Как бы странно это не звучало, но только сейчас многие люди знакомятся со своей страной… К тому же беженцы могут своими глазами увидеть, что то, что годами твердит им российская пропаганда на восточной границе, — это бред. Западный украинец должен был быть таким страшным, а теперь с ним живут! Эти люди никогда больше не поверят пропаганде!

Цікава новина:  Голова Чернігівщини: Чорнобаївки ростуть, як гриби після дощу

Так почему же?

Что западные украинцы — бандеровцы и фашисты (смеется). Моя мать, живущая с отцом на полпути между Львовом и Киевом, никогда толком не знала, с запада она все-таки или с востока. После кровавых событий на Майдане в 2013 году она подошла ко мне и сказала: «Но покажите мне хотя бы, как выглядит этот бандеровец, потому что я не знаю, что происходит (смеется).

Запад смешивается с Востоком, люди из сельской местности с городскими и т. д. Они мигрируют. Это создает более осознанную, интегрированную украинскую идентичность?

Определенно. Одна Украина никогда бы не справилась с таким количеством психически слабых людей. Российская пропаганда сотворила ужасные вещи в сознании многих жителей. Они проживут много лет с этим ложным сознанием. Сегодня они отправились на запад и пережили встречу с теми, с кем им угрожали годами. Когда война закончится и они вернутся домой, они будут совсем другими. Европа меняет наше мышление. Надеюсь, что когда-нибудь вернутся те, кто хочет работать честно. У них будут новые узоры. И никто не допустит коррупции как было, политики будут вести себя иначе… После войны Украина будет другой.

Россия Владимира Путина похоронила собственную пропаганду, вторгнувшись в Украину?

100 процентов. Да. До войны здесь много говорили по-русски. Это не сейчас, им надо объяснять – вот они и останавливаются. Все они объединились для защиты страны, в одночасье стали патриотами. Путин нестандартный.

Вместо Запада украинцы боятся русских? < /p>

Да. Они разрушают все по своему желанию – дома, школы, больницы, театры, произведения культуры. Они вовсе не защищают культуру от деморализованного Запада. Они насилуют женщин. Они убивают детей. Кто эти спасители? Недавно я был в Чернигове, который находится в 66 км от границы с Россией и Беларусью. До войны почти все храмы в городе принадлежали Московскому Патриархату. Когда в один прекрасный день пришли “братья” (граница не охраняется, она отмечена столбом – так братья) и расстреляли церковь, на следующий день она уже была украинской. Чего Путин пытается добиться таким образом?

Поділитися з друзями

Головний редактор

e-mail: blumberg85@gmail.com

Оцініть автора