Вице-премьер-министр Украины Михаил Федоров: В киберпространстве идет жестокая борьба

Тысячи людей объединились, чтобы защитить страну в виртуальном пространстве, – говорит Михаил Федоров, вице-премьер-министр, министр цифровой трансформации Украины.

Вице-премьер-министр Украины Михаил Федоров: В киберпространстве идет жестокая борьба

< p class = " articleBodyBlock article - параграф "id =" block-id-deacHDQfWP "> Когда мы говорим о войне, мы в основном имеем в виду солдат, танки и пушки. Но я так понимаю, что в виртуальном мире тоже идет не менее жестокая война?

И у него несколько фронтов. Первый касается информационной безопасности. Мы защищаем информационные ресурсы, которые находятся под атакой, а также есть контратаки. Мы также защищаем критически важную инфраструктуру и веб-сайты. Также продолжаются атаки на частные компьютеры и мобильные устройства. Их цель — получить информацию и нанести максимальный урон. В первые дни войны одна из ракет попала в дата-центр, но мы были к этому готовы, все информационные ресурсы еще работали. Кибервойна продолжается. И это не единственный фронт нашей борьбы.

Что вы можете сказать об остальных?

В первые дни войны одна из ракет попала в дата-центр, но мы были к этому готовы

Михаил Федоров

Информационная война не менее важна. Мы имеем дело с дезинформацией и российской пропагандой. Это также то, чем мы должны заниматься, как и другие министерства. Мы также участвуем в войне, которая продолжается на суше. Потому что мы работаем со спутниковыми снимками, благодаря которым наблюдаем за передвижением войск. Также мы запустили приложение и чат-бот, с помощью которых обычные люди передают в оперативный штаб информацию о передвижениях враждебных сил. Благодаря им мы точно знаем, где находятся оккупанты. Цифровизация в военное время ускоряется, потому что мы запускаем сервисы, которые позволяют быстро перечислять льготы и выплаты жителям охваченных войной территорий. Мы также запустили сервис, с помощью которого люди сообщают властям о поврежденном имуществе. Есть еще одно направление войны — цифровая блокада со стороны России для вывода цифровых корпораций из страны. Все, что Facebook или Photoshop используют в России.

После почти четырехмесячной войны на Днепре уже известно, что русская армия не так сильна, как ее представляли в последние годы. А что вы можете сказать о русских хакерах? Ведь о них годами ходят легенды, что они могут накосячить даже в США.

Цікава новина:  На Дніпропетровщині від російських обстрілів загинули п'ятеро людей

Мы находимся под давлением России с тех пор, как создали министерство в 2019 году. Во-первых, были постоянные атаки, которые мешали нам развиваться. Но за несколько месяцев до войны началась настоящая агрессия, нападали как никогда. Они ударили по банковской системе, но и наш портал Дія (портал госуслуг – ред.), взломали сеть, компьютеры в отдельных министерствах. Это были сильные удары. Поэтому их нельзя игнорировать и нельзя сказать, что российская киберармия слаба. Правда, с армиями других стран мы не воевали. До войны мы никогда на них не нападали, а только оборонялись. Мы были сосредоточены не на борьбе, а на создании новых продуктов. Но с началом войны мы начали контратаковать, объединять сообщества киберспециалистов. Мы начали искать слабые места россиян, залезая в их информационные системы и выискивая там изъяны. В киберпространстве идет жестокая борьба. Правда, до войны считалось, что российская киберармия одна из самых сильных в мире и с ней лучше не иметь дела. На деле оказалось, что у них есть свои слабые стороны, а наши специалисты в вопросах информационной безопасности лучше информированы. Наше преимущество в том, что им не удалось уничтожить ни одну нашу базу данных, функционируют государственные информационные системы, вся критическая инфраструктура.

Цікава новина:  росія намагається «відтягнути» частину українських військ до кордону з білоруссю - Міноборони

В Киеве говорят, что на защиту Родины мобилизован миллион человек. А какова численность украинской киберармии?

Трудно сосчитать. У нас нет киберармии, которая входит в состав вооруженных сил Украины. На законодательном уровне такая армия создавалась, но еще не создана. Хотя такие подразделения есть в некоторых украинских министерствах. Нам удалось объединить тысячи волонтеров и десятки корпораций. Известны случаи, когда люди, никогда не работавшие в ИТ-отрасли, научились проводить DDoS-атаки (атака на компьютерную систему или сетевой сервис с целью предотвращения работы, как правило, из разных мест одновременно — прим. ред.). Тысячи людей объединились, чтобы защитить страну в киберпространстве. Это международный кибербатальон.

Цікава новина:  Глава МИД Великобритании: Путин хочет выкуп за еду. невозможно согласиться

Как вам удалось убедить Илона Маска сделать спутниковый интернет Starlink доступным для Украины? Сразу после начала войны вы написали в Твиттере, что пока Маск пытается колонизировать Европу, Россия попытается оккупировать Украину. Но это был не только этот твит, не так ли?

Несколько лет мы делали ставку на корпорации SpaceX, хотели, чтобы она присутствовала и в Украине. Мы писали и обращались к ним. И за несколько дней до начала войны между нами наконец-то установилось общение. Мы рассказали через Zoom об открытии представительства Starlink в Украине. У нас даже была дорожная карта их выхода на украинский рынок. Однако война ускорила все. Очень помог наш посол в США (Оксана Маркарова – прим. ред.). Но наша акция в Твиттере тоже была важна, мы вызвали там настоящую бурю.

Про цифровую трансформацию Украины и кибервойну с Михаилом Федоровым рассказываем в ближайшем “Плюс-Минусе” журнал

Поділитися з друзями

Головний редактор

e-mail: blumberg85@gmail.com

Оцініть автора